По Путину звонит колокол

0














И вот оно опять, причем в пятнадцатый раз. 15 июня, наконец, состоялась «Прямая линия с Владимиром Путиным» – разговор президента с избранным для разговора народом, получившим возможность изложить лидеру свои тщательно отрепетированные жалобы и просьбы.

Окружающий мир получил возможность понаблюдать, как работает важнейший механизм управления Россией (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) – посредством психологического сеанса, в ходе которого лидер должен успокоить народ, снять с себя ответственность за все нерешенное и создать надежду, что оно как-то решится. Хотя бы для тех, кто был избран на роль доказательства путинского внимания к нуждам народа.

Об этом пишет российский политолог Лилия Шевцова для Радио. Свобода.

Трудно удержаться от впечатления, что лидеру этот формат давно осточертел: скучно ему и неинтересно. И он ведь знает, что участвует в подготовленном представлении. Приходится вызывать в себе драйв, изображать уверенность в своих действиях. Одновременно нужно удивляться безобразиям, о которых докладывает ему «линия» – это должно стать поводом для демонстрации заботы президента о своих гражданах. В который раз одно и то же. Да, несомненно, должно надоесть.

К президенту обратились около 2 миллионов человек, радуются кремлевские пропагандисты. Но чему радоваться? Это ведь национальная трагедия! Сотни тысяч звонков и писем в Кремль с просьбами и мольбами россиян подтверждают: выстроенная в стране конструкция управления беспомощна. Если звонят Путину, значит под Путиным – пустота. Дума, правительство, губернаторы, местная власть – все это вместе и составляет пустоту. Превращение «линии» в единственный способ для счастливчиков решить свой наболевший вопрос – это приговор и системе, и ее лидеру. Впрочем, видимо, и народ ощущает бессилие всесилия: ведь в 2015 году было 3,25 миллиона звонков. Теперь звонить стали меньше…

Есть, впрочем, одно обстоятельство, которое придает общению президента с населением особое звучание. Путинский выход к России состоялся после 12 июня, когда протестная аудитория Алексея Навального предложила власти свой «разговор». Когда президент начал играть всероссийского «Кашпировского», он уже фактически получил своего оппонента, пусть и без электоральных (пока!) шансов. Кажется, Путин должен ощущать, что теперь он станет объектом сравнения, и сравнение это будет не в его пользу. Своим возрастом, стилем общения, невнятными ответами, трудно скрываемым равнодушием в глазах Путин начал работать на создание альтернативы самому себе. Вот ведь какая ирония: что бы ни предпринимал отныне Кремль, само существование Навального даже в глазах тех, кто не является его сторонником, будет девальвировать образ действующего президента – через простой факт сравнения!

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий