Как расследовать сексуальные преступления в зоне боевых действий

0














В зоне АТО продолжают происходить сексуальные преступления, однако из-за несовершенного законодательства и неспособности власти расследовать их они остаются невидимыми. Правозащитники  сообщают, что сексуальное насилие чаще всего применялось в контексте лишения свободы как метод истязания мужчин и женщин, чтобы выбить признание, заставить отдать свою собственность или выполнить другие действия. 

С началом вооруженного конфликта в Украине правозащитные организации объединились в Коалицию «Справедливость ради мира на Донбассе». Коалиция документирует нарушения прав человека, обновляя разработанную в Британии базу Memex Patriarch. Правозащитники надеются, что их работа поможет в будущем привлечь к ответственности виновных в международных преступлениях.

Отдельное внимание они уделяют сексуальному и гендерно-обусловленному насилию.  Проведя свыше 300 глубинных интервью с пострадавшими от войны и экспертами, которые сотрудничают с ними, Коалиция заявляет о 206 случаях разных форм сексуального насилия. Лишь 11 из них произошли на подконтрольной правительству Украины территории.

«Мы выяснили, что каждый третий респондент, который содержался в незаконных местах несвободы, свидетельствовал о фактах сексуального насилия в этих местах», — рассказывает правозащитник Владимир Щербаченко.

Правозащитники зафиксировали такие формы сексуального насилия, как принудительная проституция, стерилизация, повреждение половых органов, принуждение к обнажению и публичный показ в обнаженном виде, угрозы сексуальным насилием, совместное содержание женщин с мужчинами. Кроме того, они зафиксировали два случая повреждения утроб беременных женщин.

Похожие выводы и в докладе Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине о сексуальном насилии, связанном с конфликтом в Украине, который был обнародован в феврале 2017 года по результатам регулярного мониторинга с начала 2014 года.

Расследовать такие преступления крайне трудно, объясняет глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Фиона Фрейзер.

«Пострадавшие не говорят о том, что с ними случилось, из-за психологической травмы, чувства стыда или страха мести и потому, что не верят в эффективное расследование. Часто жертвам нужно несколько лет, чтобы собраться с силами и сообщить о преступлении», — рассказывает она.

Миссия сообщает, что сексуальное насилие чаще всего применялось в контексте лишения свободы как метод истязания мужчин и женщин, чтобы выбить признание, заставить отдать свою собственность или выполнить другие действия. Случаи сексуального насилия также имели место и на блок-постах и в населенных районах, где присутствуют вооруженные люди.

НУЛЕВАЯ СТАТИСТИКА

Хотя такие преступления не являются частью широкомасштабного и системного нападения на гражданское население, как это было в вооруженных конфликтах Югославии, Руанде или Конго, но это не значит, что их не нужно расследовать Нацполиции и военной прокуратуре, отмечают правозащитники. Они указывают, что у стражей порядка нулевая статистика в привлечении виновных к ответственности.

Государственные органы не документируют такие преступления, в том числе и те, которые могут быть квалифицированы как военные преступления, не анализируют доступную информацию и не формируют доказательную базу для органов национальной и международной юстиции.

Нацполиция Луганской области, опросив в течение 2014—2016 годов освобожденных из плена мужчин и женщин, не выявила случаев сексуального насилия.

«По информации Военной прокуратуры сил АТО, в течение 2015 года по 152 статье Уголовного кодекса («изнасилование») в зоне АТО открыли два уголовных производства. Но впоследствии их закрыли из-за отсутствия состава преступления. В 2016 году не открыли ни одного производства», — рассказывает Владимир Щербаченко.

НЕСОВЕРШЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Такая статистика не отображает реальных объемов проблемы, так как следователи и прокуроры из-за несовершенного законодательства не учитывают гендерный аспект при квалификации преступлений.

«В Украине норма права до сих пор не соответствует норме жизни. Парадоксально, но на третьем году войны и законодательство, и практика так и не приспособлены к реальным условиям расследования преступлений, совершенных в ходе вооруженного конфликта», — говорит глава правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Устаревший Уголовнй кодекс Украины не определяет гендерно-обусловленного или сексуального насилия. Сегодня в Украине ст. 154 (принуждение к вступлению в половую связь) используют лишь в случаях, когда потерпевшая материально или служебно зависима от преступника. Ее крайне редко применяют к сексуальному насилию в условиях конфликта.

Уголовный кодекс предусматривает преступления, связанные с сексуальной эксплуатацией и принудительной беременностью, но такие нормы используются лишь в контексте торговли людьми (ст. 149). А это уже ограничивает область применения этих положений, убеждены в Мониторинговой миссии ООН.

Законодательство и судебная практика определяют изнасилование как половые отношения между лицами противоположного пола против воли жертвы, сопряженные с физическим насилием, угрозой насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей человека. Но такое определение не охватывает изнасилование между людьми одного пола.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий