Экс-губернатор Винниччины рассказал о фатальном промахе Януковича

32














Возглавляя Винницкую область, Николай Джига предпочитал особо не сближаться с местными «элитами», а спустя годы считает, что именно время его губернаторства было самым благоприятным для реализации многих идей. Это в прошлом. Сегодня он – скорее критик. Причем, как «отец» ГУБОПа и бывший первый замминистра МВД, считает грубейшей ошибкой ликвидацию службы, а как в прошлом соратник Януковича, уверен, что именно экс-президент виновен в сегодняшней ситуации. Что же касается новой власти, то она должна в кратчайшие сроки стабилизировать работу милиции (полиции), модернизировать ее, укрепить профессионалами, обеспечить безопасность людей и поднять авторитет среди населения, поскольку эта же самая милиция и является огромной частью власти. От этого будет зависеть и судьба власть предержащих.

«В 2003 году, разговаривая с Януковичем, сказал ему, что став президентом, следует, прежде всего, бояться своих…»

— Николай Васильевич, некогда Вы были близки с Виктором Януковичем. За последний год бывали в России, общались с ним? Как считаете, в Кремле еще видят в нем кандидатуру, подходящую для роли «лидера» пророссийской части Украины?

— С тех пор, как он покинул страну, мы не общались. В Россию не ездил, в планы не посвящен, и о судьбе Януковича мне ничего не известно. Я вычеркнул его из жизни, стер номера телефонов… Как политический деятель и человек, он потерял для меня интерес. Янукович не смог устоять перед соблазном власти. У меня нет желания с ним общаться. Он настолько был уверен в своей правоте, что это привело к тягчайшим последствиям для Украины. На 99% все, что происходило в последние несколько лет — это его вина. Он имел возможность приблизить страну к цивилизованным стандартам. Не европейским. Может быть, мы и бедно жили бы, но свободно и честно. Были все возможности построить эффективную экономику, развивать гражданское общество, модернизировать медицину и культуру, обеспечить качественное образование и многое другое. Я искренне в это верил в 2010 году, когда согласился на должность руководителя области. А в итоге за счет обнищания народа он создал условия для обогащения своей семьи и ее полукриминального окружения, так и не став государственником. И не понял своей роли в истории Украины, опозорившись сам, и опозорив ту политическую силу, что привела его к власти.

— Разочаровались в конце 2014-го или гораздо раньше?

— Мы познакомились в апреле 1998 года, когда будучи первым замминистра МВД, я курировал Донбасс, который был одним из наиболее криминогенных регионов страны с наиболее высоким уровнем оргпреступности. Уточню, тогда на руках у людей находилось много оружия, а резонансные убийства Щербаня и Брагина были у всех на слуху. В целом ситуация там была очень напряженная.

Существует порядок, что, приезжая в регион, следует встретиться с его руководителем. Так я впервые встретился с тогдашним губернатором Януковичем. Общаясь, я узнал, что местные органы власти серьезно помогали милиции – выделяли много квартир для правоохранителей и финансировали подразделения. И фактически после этого у нас сложились добрые отношения. Потом мы неоднократно встречались, когда Янукович приезжал в Киев. Для МВД всегда выгодно взаимодействие с местной властью, когда она помогает милиции. Кроме того, это содействовало раскрытию целого ряда вышеперечисленных и многих других тяжких преступлений на Донбассе.

Хочу сказать, что все резонансные убийства мы раскрыли при участии коллег из России. Преступления совершали интернациональные группы, в которые входили россияне, кавказцы, украинцы и другие. Но позиции ГУБОП РФ были гораздо сильней наших. Российская милиция владела массой информации и выдавала ее нам. Можно привести очень многие примеры раскрытия резонансных преступлений совместными усилиями наших и российских оперативных подразделений.

В 2002 году Леонид Кучма меня уволил с должности из-за скандала, вызванного задержанием подразделением «Сокол» российского бизнесмена Константина Григоришина (нынче его интересы связывают, в том числе, и с ПАО «Винницаоблэнерго», — прим. авт.). Дело в том, что вместе с Григоришиным задержали и нардепа Сивковича. Получилось так, что пока разобрались, парламентарий просидел в «клетке» несколько часов. По этому поводу в ВР поднялся шум, Сивкович и несколько его коллег в качестве демарша решили выйти из пропрезидентской коалиции. Как сказал Кучма, «из-за какого-то Джиги». Мне сказали написать рапорт на выход, я написал и в этот же день был Указ об увольнении.

В это же время парламент назначил Януковича премьер-министром, а я сел за руль и поехал в Винницу. По дороге слушал, как в Верховной Раде назначают нового главу правительства Украины Виктора Януковича. Знаете, я всегда приезжаю в Винницу, когда мне очень плохо… А через несколько месяцев мне предложили должность руководителя Нацбюро Интерпола. Это, конечно, понижение, но чего сидеть без дела? Так вот, при Кучме Янукович нормально работал премьером. Он хорош как организатор и исполнитель, которому дали конкретные направления работы, он действительно пахарь, но как самостоятельный политик он так и не состоялся. Его прошлым мы не занимались, не было такой необходимости и это нас не интересовало. Для этого есть другие службы. Спустя несколько месяцев меня назначили заместителем главы ГНАУ — начальником следственного управления. И в 2003 году Янукович меня впервые пригласил в Межигорье. Тогда там было несколько домиков, но без шика. Однажды, сидя в зале и просматривая фильм, я сказал Януковичу: «Виктор Федорович, может такое случиться, что вы когда-то станете президентом. У вас для этого все есть. Запомните несколько вещей, которые я, как старый мент, скажу. Никогда не верьте оперативной информации, которую подают СБУ, МВД, внешняя разведка, она всегда содержит большой процент неточности, искажения, приукрашивания, иногда полнейшую ложь и дезинформацию, ее надо тщательно перепроверять. И второе – бойтесь своих. Они сдадут раньше врагов». Мы подолгу разговаривали, и не раз. Я его жену хорошо знал, детей…

Потом меня назначили ректором института МВД. Очень интересная работа, помню, закупил велосипеды, лыжи, запретил курение. У меня даже есть листок благодарности от студентов. С назначением министром Юрия Луценко вуз сократили. Я ушел на пенсию. Тогда меня снова нашел Янукович и все-таки уговорил сотрудничать. Причем, я даже не знал, что 56-м включен в партсписок на выборы в ВР 2006-го года. Так я впервые стал депутатом и главой комитета по борьбе с коррупцией.

При парламентско-президентском формате пост премьер-министра предусматривал достаточно широкие полномочия для Януковича. И тогда его уже начало заносить. Я об этом говорил в 2007 году, советовал следить за зарубежной прессой и украинскими СМИ. Располагая реальной властью, он не смог ею правильно распорядиться. Но тогда масла в огонь подлил Симоненко, заявив с трибуны об устранении при помощи парламентского большинства института президента. Это привело к досрочным выборам. И хотя Янукович лишился поста, Партия регионов получила на выборах в парламент большинство и создались благоприятные условия для президентской кампании 2010 года.

Повторюсь, Янукович умеет и любит работать. Поэтому я считал, что с его приходом к власти будет соблюдаться законность и работать промышленность. Веря в это, будучи министром МВД в теневом правительстве, по просьбе Януковича я переговорил со всеми начальниками ГУ и УМВС областей, что они сохранят свои должности если поддержат на выборах президента Януковича и совместными усилиями будем развивать страну. Но все оказалось не так…

— Прежде вы не раскрывали тайну того, как в 2010-м так и не стали настоящим министром МВД?

— После избрания Януковича президентом и формирования правительства, все поменялось. Объявили состав КМ, и министром внутренних дел стал А.Могилев. Я понял, что, видимо, Азаров не захотел видеть меня в правительстве из-за плохих в свое время отношений с Юрием Кравченко.(Думаю, мне очень повезло). И ладно… Могилева попросил только оставить в Виннице Василия Полищука. Не послушал.

«В 2011 году появился институт «смотрящих», обложивших бизнес «данью», а также гонцы по сопровождению бюджетных денег»

— А кто «рекомендовал» Вас на пост главы Винницкой ОГА?

— Через пару месяцев меня вызвали в АП и сказали, что «есть мнение». Я поинтересовался, чье? Оказывается «президента страны». Согласился. У меня еще оставалась уверенность, что мы что-то сможем изменить в лучшую сторону, и в Винницу я ехал с желанием сделать так, чтобы людям более комфортно жилось, в том числе уменьшить давление на бизнес и создать новые рабочие места. Если в 2010-11 годах еще были для этого предпосылки, то после очередных выборов в ВР в 2012-м, когда я снова стал депутатом, в стране начался беспредел.

Прежде всего, появился такой институт, как «смотрящие». По всем направлениям – от ГАСКа и медицины до агропромышленного комплекса. Совсем обнаглела налоговая, она превратилась в преступное сообщество. Как-то ко мне, когда еще был губернатором, вечером зашел один бизнесмен и говорит: «Николай Васильевич, мы Вас не знаем, но если нужны деньги, то, может, каким-то другим путем сообщите, потому что под Вас собирают». Тогда узнал, что по области ездит бригада — молодые пацаны на двух машинах — и обкладывает данью всех заготовителей металлолома. Якобы для меня…

Я вызвал Валерия Ноника (тогдашнего начальника УМВД,- прим. авт.), поинтересовался, правда ли это. Он подтвердил, что и к нему приходили и сказали, что сверху поступила команда — весь заготавливаемый металлолом должен идти только на Донецк. Это исходило от руководства МВД, но кроме этого еще появились поборы. Пришлось разбираться. Мы подготовили и направили всем райотделам указание задержать эту «бригаду» и содержать в камере до суда.

— Ее так и не задержали?

— Они скрылись и больше в области не появлялись. В это время умер Василий Джарты (премьер-министр АР Крым — прим. авт.). На похоронах я встретил Артема Пшонку и спросил, его ли люди «собирают дань»? Оказалось, что его «помощников». Я предупредил, что если не уберет, то «закрою» их. Потом возник конфликт по ликероводочному заводу Nemiroff с Азаровым. Этот завод особенно интересовал «окружение» премьера, ему подбрасывали разные идеи… Понятно, что вокруг власти трется много дельцов и мошенников, и им многое удается. Особенно если это прибыльное производство.

Безусловно, в силу специфики своей прежней работы, я располагал многими фактами, которых другие не могли знать, но это оперативная информация, полученная при раскрытии многих тяжких преступлений. Когда арестовали и осудили Ю. Тимошенко, понятно, что это были надуманные обвинения, и возникла еще одна идея — «повесить» на нее заказное убийство Евгения Щербаня. Доказательств, конечно, не было, и их начали придумывать. Вспомнили обо мне, поскольку в 1999 году как раз я при помощи российских коллег раскрывал это преступление. «Прицепились», что я укрываю заказчика убийства Щербаня, т.е. Юлию Тимошенко. Начался прессинг, допросы, вызовы в Генпрокуратуру, шантаж и т.п.

Следователи Генпрокуратуры доложили «наверх», что я не «ведусь», и после этого прекратились поступления средств в область. Если помните, мы взялись достроить хирургический корпус «Пироговки», дороги, школы. С тех пор у меня с Януковичем полностью испортились отношения. Единственный раз мы общались, когда в 2012-м вернулся в ВР. Я сказал, что думаю – про откаты, давление на бизнес и многое другое. Попросил возглавить в парламенте комитет по борьбе с коррупцией. Так и не дали…

Когда происходили события на Майдане, и на заседании фракции обсуждали законопроект об амнистии, я выступил с резкой критикой власти и сказал, что не буду поддерживать политику ПР, как антинародную. Ефремов позвонил Януковичу, и вместе с ним на фракцию пришла вся его свита.

На следующий день позвонил Янукович. Разговор не получился — он начал меня воспитывать, потом уговаривать, и по тону я понял — он загнанный. Поэтому я считаю, что его погубило окружение и личная самоуверенность в том, что его власти ничто не угрожает, так как судебную систему, прокуратуру, СБУ и МВД возглавляют «донецкие», а в Верховной Раде — управляемое и послушное большинство. Дескать, таким образом все схвачено. А на самом деле «верхушка» стояла на глиняных ногах. Он не учел, что еще есть народ, бывшие соратники, которые по-другому думают.

Первые симптомы «падения» я почувствовал при аресте Тимошенко и Луценко. Этого нельзя было делать. Если бы тогда он поручил мне организовать встречу с Юлией Владимировной, которой я когда-то помогал избираться в парламент, мы бы нашли компромисс и взаимопонимание с оппозицией ради Украины, то до сих пор был бы главой государства, страна осталась бы единой, и не было войны.

— Сегодня «управленческий аппарат», скажем, в ДНР состоит отчасти из уголовников, отчасти из бывших правоохранителей. Как экс-замминистра МВД, можете пояснить причину этой смычки?

— Там еще масса криминальных элементов из России собралась. Я не знаком с ситуацией на Востоке. Думаю, что смычка ситуативная. Их объединила антипатия к Киеву. Отдельные политики на протяжении 10 лет унижали Донецк. Если о ПР говорили как о «бандитах», то это суждение политиками умышленно переносилось на весь Донецкий регион. Дескать, смотрите, как вас называют. Кроме того, не стоило трогать многие темы, нарушающие традиционные устои жизни Востока. Поэтому если люди хотят более широкие полномочия и статус официального для русского языка, то это стоило бы им дать. Ошибкой политического руководства страны я считаю и то, что всех сразу же назвали «бандитами» и сепаратистами. Может там и меньше интеллигенции, чем во Львове, но тоже достаточно нормальных людей.

Думаю, что позиция Порошенко по поводу введения миротворческого контингента верна. А война началась после того, как Турчинов подписал распоряжение о начале АТО. Нужно было искать другой вариант. Насилия, грабеж и убийства имеют место с обеих сторон. Все хотят мира, люди устали, и это трагедия. Кто ответит за десятки тысяч погибших на этой войне людей?.. Значит, надо идти на компромисс.

«Раскрывать резонансные убийства некому – специалистов поперли, остались одни популисты»

— Что Вы можете сказать о самоубийстве Михаила Чечетова, серии убийств других «регионалов», в том числе Олега Калашникова, а также о достаточно странной гибели в своем дворе Олеся Бузины?.. Эти преступления когда-нибудь будут раскрыты?

— Что касается Чечетова, то, судя по всему, его довели до самоубийства. Убийства Калашникова и Бузины я считаю заказными. Если они не будут раскрыты – это, в первую очередь, будет позор для государства и власти. Лучших специалистов из МВД поперли, во главе министерства собралась группа популистов, далеких от организации раскрытия преступлений.

Я не стану комментировать нынешние реформы. На их фоне ликвидировали УБОП, который в свое время я создавал. Именно УБОП навел порядок в стране в 1990-х годах. Тогда мы покончили с рэкетом и заказными убийствами и, как я считаю, в 2005 году в плане криминогенной обстановки передали страну в нормальном состоянии.

Я не берусь связывать все преступления воедино, но расцениваю их, как политические. Они либо для дестабилизации общественно-политической ситуации в стране, чтобы ее «взорвать», либо это месть националистически настроенных группировок. Но раскрытие – это показатель работы МВД. Но некем… Чеботарь увлекся обогащением, поборы в ГАИ как были, так и продолжаются. И в остальных службах тоже ситуация далека от идеальной. Звания по-прежнему покупаются. Такого раньше не было.

Сегодня принято много говорить о борьбе с коррупцией. Это явление в деятельности нынешней власти прогрессирует и особенно в правительстве, возросли откаты по НДС в налоговом ведомстве, даже в казначействе требуют 10% отката. Мне недавно позвонил один председатель поселкового совета и попросил помощи для того, чтобы получить деньги на ремонт детского садика и другие нужды. На казначейском счету было 1,3 млн. грн., с него же в казначействе потребовали 130 тысяч. Это уже конец.

На должности приходят некомпетентные, случайные люди. «Смена караула» ни к чему хорошему не приводит. Это видно. Приходят популисты, воры, мошенники и продолжают грабить народ. Необходимо сломать конструкцию самого Кабмина, убрать контролирующие структуры, передать функции на места, обеспечить прозрачность власти, максимально минимизировать теневую экономику.

— Какие шаги необходимо сегодня предпринять, чтобы нейтрализовать различные, пока не окрепшие группировки, которые «предлагают услуги» по «крышеванию»?

— Выход в укреплении городских и районных отделов. Именно они должны оперативно и эффективно реагировать на сообщения и заявления граждан. Ни одно государство мира не дает на растерзание свою систему органов, обеспечивающих безопасность и общественный порядок, как в Украине. На Майдане солдаты внутренних войск выполняли приказ, а их объявили врагами, и продолжается глумление над системой МВД. Среди милиционеров погибло 26 человек, и 140 милиционеров получили огнестрельные ранения. И это все было на Майдане. За это никто не наказан… Скажу так, если завтра сотни людей пойдут на Администрацию президента, то не знаю, станет ли милиция ее защищать. Я согласен, что нужно почитать «Небесную сотню», но также нужно почитать и погибших милиционеров.

— Вы были непосредственным свидетелем февральских событий 2014 года в Виннице, и «со стороны» наблюдали за действиями возглавлявшего ОГА Ивана Мовчана, лидеров тогдашней оппозиции и милиции. Как в столице реагировали?

— Я тогда был в Киеве. Хочу только сказать, что власти мудро поступили. Жесткое сопротивление со стороны милиции могло обернуться поджогом здания ОГА. Мне, кстати, тогда позвонил Янукович и спросил: «Это твой человек – Русин?» Я ответил: «Чего вы у меня спрашиваете? Я что министр внутренних дел? Когда прокурора области, начальника СБУ, начальника УМВД назначали, меня спрашивали? Нет… Спрашивайте Захарченко». Он не поверил: «Мне сказали, что это твой… Он открыл дверь и запустил людей в облгосадминистрацию». Я Русина узнал, когда его уже назначили начальником. На местном уровне я считаю, что все – и Русин, и Мовчан – поступили правильно.

— Как считаете, что лично Вы, как губернатор, и Ваш преемник на этом посту Мовчан сделали неправильно?

— Ошибки были, наверное, кадровые. Кроме того, думаю, что недостаточно ездил по районах. Бюрократические моменты затягивают, поэтому мало бывал среди людей. А работа губернатора – среди людей. Не смог достаточно вникнуть в проблемы населения. Сегодня остро стоит проблема энергоэффективности. Тогда в этом плане мы могли сделать больше, прежде всего, по утеплению помещений. Были такие возможности, поэтому в 2010-11 годах следовало форсировать этот процесс.

— Виктор Янукович-младший действительно погиб? Ведь до сих пор ходят конспирологические версии, что, дескать, его спрятали, а вся история – для отвода глаз…

— На похоронах не был, но думаю, что погиб. Это трагическая цепочка – погибли сыновья Анны Герман, Сивковича, Януковича и многих других «регионалов»…

— После ухода из большой политики Вы собирались заняться «общественно-полезной» деятельностью, консультировать и написать книгу… Что удалось реализовать?

— Книгу издал. Уточню, я был руководителем проекта, а не автором. Сейчас занимаюсь второй книгой — мемуарами… В остальном живу как пенсионер – играю в теннис, плаваю, выращиваю картошку и помидоры, гуляю с собаками – своей и соседской. Может быть, пойду на преподавательскую работу. Возвращаться в министерство не собираюсь, думаю, там никому мои советы не нужны.

По материалам http://www.0432.ua/

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий